?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я просто оставлю это здесь.

Бывают новости, бьющие наотмашь. Сильно и с оттяжкой. Вроде, и не твое событие, ложишься спать с четким осознанием: такое-то случилось, факт. Посреди ночи поворачиваешься с боку на бок, и в голове что-то переключается: такое-то случилось. И от этого просыпаешься с мыслью "Да ладно?! Быть не может!"
Бывают люди, о которых после тактично промолчишь, потому что о покойниках или хорошо, или ничего. А бывают Собаки, заслуживающие выпуска отдельной биографической книги. Лимитированным тиражом. Для своих.
Мы с маленькой белой собачкой Кимом познакомились лохматое количество лет назад. В холке маленькая белая собачка была 2/3 меня ростом. У него была мягкая мускулистая, накачанная голова - мечта настоящих качков, невероятные глаза, редкая пятнистость и хвост. Даже не хвост, а Хвост: почти с винную бутылку в обхвате в основании. Этим хвостом вполне можно было обороняться от небольшого полчища тевтонцев, например.

При нем было стыдно есть и не делиться. От такой несправедливости Тюленьи глаза становились крайне печальными, и еще получалась слюнявая лужа. Однажды я увезла на себе литры этих слюней. Вернее, килограммы, потому что бульдожьи слюни, как выяснилось, засыхают на одежде элегантными белыми разводами, а когда одежду эту снимаешь, даже немножко опадают на пол. Я тогда совершила стратегическую ошибку - приехала к Тюленю в майке-алкоголичке. 20 минут интенсивного вылизывания лица и всех прилегающих областей - и в метро в вечерний час пик на меня смотрели как-то особенно трепетно и отодвигались на максимально возможное расстояние.

Тюлень безошибочно просекал, что вот эти вот, которые в гости, - это именно к нему. И спешил поделиться всем тем прекрасным, чем обладал: благородством, короткой белой шерстью, мускулистой башкой, слюнями, взглядами не то, что куда-то вглубь, а, казалось, прямо в печень. Если я оказывалась на его территории, где отвратные слова "сюда нельзя" теряли свою волшебную силу, Ким сначала деликатно выдавал мне голову на помять. Потом садился напротив и СМОТРЕЛ. Потом начинал складывать лапы мне на плечи, и хорошо, если не все сразу. Потом мы с ним обнимались, и литры слюней равномерно распределялись по мне большим песьим лизыком. В какой-то момент этого вот интима бульдог решал, что вот он, шанс, и влезал на ручки целиком. Маленькая. Белая. Собачка. Вы когда-нибудь держали на руках американского бульдога? Вот сейчас я бы с радостью, а тогда была относительно свежая травма колена, и ни о какой тренажерке речи не шло... Мне чертовски везло, Тюлень сидел аккуратно и статично. Ровно до того момента, пока его не начинала задирать и призывать подвинуться дурацкая собака Пуля. Тогда Ким пытался маневрировать, отчего я опрокидывалась на спину к радости обоих зверюг. Так я эмпирическим путем познавала смысл фразы "завалило собаками"... Из-под них меня приходилось извлекать Нэсли с Линдалом, которых не поворачивается язык называть хозяевами. Тюленьи люди, наверное, так.

Минус один. Минус Бульдог. А казался таким монументальным, такой константой...
Доброй дороги, Тюлень. Воспитание крыс, дружба с вороной, битва с кабаном и когда тебя любят - это очень круто.
И если где-то там еще что-то есть (ну так, на всякий случай, мало ли), прибереги для меня пару литров слюней. Обещаю ништяков и майку-алкоголичку.